Рецензия на книгу Уолтера Брюггемана «Пророческое воображение»

 

Первое издание книги «Пророческое воображение» в 1978 году послужило вдохновением и наставлением многим членам церкви, а также предлагалось в колледжах и семинариях как дополнительное чтение по дисциплинам, где изучались книги библейских пророков. В предисловии ко второму изданию 2001 года Брюггеман говорит, что в этой небольшой книге он той или иной степени обрел свой собственный голос учителя церкви. И он действительно стал таким учителем. Несмотря на то, что книга часто используется в дисциплинах по изучению библейских пророков, автор считает, что она прежде всего адресована церкви и касается напрямую служения в общине. Следует помнить, что книга стала результатом лекций, прочитанных служителям Объединенной церкви Христа и Учеников Христа. Однако здесь читатели найдут не только размышления о значимости библейских пророчеств для современных христиан, но и смогут прикоснуться к непосредственному изучению пророчеств в древнем Израиле.

Основная гипотеза, которую исследует Брюггеман, звучит следующим образом: «Задача пророческого служения состоит в том, чтобы пробудить, взрастить и развивать сознание и восприятие, альтернативные сознанию и восприятию окружающей нас доминирующей культуры». Автор поясняет, что это означает в первую очередь критическое осмысление сознания, которое он называет царским, что должно в свою очередь вдохновить на альтернативное сознание. В результате, он исследует и истолковывает библейские примеры пророческого служения, чтобы бросить вызов и вдохновить своих современников на подобное служение.

Книга построена таким образом, что ключевые библейские примеры помогают последовательно понять суть альтернативного сознания. Такая структура позволяет Брюггеману выделять основные составляющие альтернативного сознания, обращаясь к ключевым примерам в истории Израиля. Будучи под влиянием герменевтики освобождения, автор начинает с Моисея, благодаря которому народ Яхве испытал первый опыт новой социальной действительности. Отталкиваясь от политики справедливости и сострадания, которая основана на новизне альтернативной религии Божьей свободы, Брюггеман говорит, что новая социальная действительность противостоит фараоновой политике угнетения и нерушимой имперской религии. Процесс освобождения от египетского гнета для отношений со свободным Богом включает скорбный вопль Израиля, осуждающий политику фараона, а также рождение новой действительности, что воспето в победной песни Моисея и Мариам в Исх. 15.

Согласно Брюггеману, успех движения Моисея не предотвратил возникновение в будущем монархии в Израиле. Впоследствии мы видим возникновение новой империи Соломона с доминирующей культурой, против которой постоянно выступали пророки. Брюггеман выделяет три взаимосвязанных особенности, которые определяют эту культуру, и показывает, что все они имели место в дни Соломона. Он говорит об экономике достатка, политике угнетения и религии Божьей доступности. Религия в подобной культуре делает Бога пленником и поддерживает тираническую политику и экономику.

В этом контексте автор обращает особое внимание на пророка Иеремию, который открыто восстал против такой политики и призвал к реформам. Скорбя и сокрушаясь, Иеремия обрушился с критикой на доминирующую культуру. Брюггеман говорит, что царское сознание приводит людей к оцепенению, бесчувственности, и особенно в том, что касается смерти. Задача пророческого служения и воображения в том и заключается, чтобы помочь людям увязать пережитые ими страдания со смертью. Автор показывает, как Иеремия использует язык горя, риторику, которая вовлекает общину оплакивать самих себя, чтобы разорвать узы оцепенения, выпустить на волю надежду и открыться навстречу новой альтернативной действительности.

После критики и скорби у Иеремии, Брюггеман находит у Второисаии еще одну составляющую пророческого служения – вдохновлять, определяя этот компонент как ключевой и жизненно важный для общины. Действительно, утешение и надежда, которые мы встречаем у Второисаии после радикальной критики Иеремии, рассеивают безнадежность реальными возможностями для новизны в языке удивления. Брюггеман отметил две важные составляющие пророческого воображения, которые взаимно дополняют друг друга: если читать одного Иеремию, то остается лишь вера в смерть, где нет Бога; если читать одного Второисаию, то есть большая вероятность, что мы вообразим себе, будто утешение можно обрести и без слез.

В качестве последнего библейского примера Брюггеман приводит служение Иисуса из Назарета, где были явны основные особенности пророческого служения и воображения.  Автор описывает, как жизнь, смерть и воскресение Иисуса демонстрируют пророческую критику и вдохновение. Книга завершается обсуждением применения пророческого служения и воображения сегодня, призывая церковных руководителей стать носителями такого воображения и постоянно возрождать альтернативную общину, разрывая узы оцепенения и отчаяния.

«Пророческое воображение» прекрасно уравновешивает обсуждение библейских текстов и личностей с современными вопросами о справедливости и праведности. Как показывает Брюггеман, развитие альтернативного сознания в современной доминирующей культуре – самое естественное выражение библейской веры. Читатели могут найти изображение Брюггеманом того, что он называет «царским сознанием» слишком упрощенным и, следовательно, несправедливо раскритикованным. Однако следует отметить, что автор в предисловии отдал должное критике его друга Дж. Робертса и его учеников за свою слишком критичную оценку монархии в Ветхом Завете. Тем не менее Брюггеман продолжает использовать выражение «царское сознание» и во втором издании, обсуждая его последствия и призывая читателя распознать его сегодня и противостоять ему. На самом деле, независимо от того как мы расцениваем изображение Брюггеманом монархии в древнем Израиле, не составит труда найти характерные особенности царского сознания во многих современных институциях, оказывающих пагубное влияние на здоровье и благополучие общества.

Несмотря на ясную организацию материала в книге, где автор движется от Моисея к Соломону, Иеремии, Второисаии и Иисусу, это может оставить читателя с вопросом, как применить авторскую модель к ситуации, где имеет место одновременно и царское, и альтернативное сознание. Или же, как применить эту модель к какой-либо конфессии, которая столь многообразна? Однако нужно признать, что сильный язык и взвешенное описание библейских пророков Брюггеманом поможет читателям увидеть для самих себя соответствующее применение элементов пророческого воображения и вдохновить их на нужное служение своим общинам, бросая вызов самоуспокоенности и призывая к справедливости. Эта небольшая, но сильная и запоминающаяся книга, предлагает в конце некоторые практические примеры того, как читатели сами для себя определили применение пророческого воображения, но не дает готовых ответов на вопросы, когда и как критиковать и вдохновлять.

 

Кристин Свенсон-Мендез

Университет Содружества Вирджиния,

Ричмонд


Комментарии

Выпуск №1. Рецензия — Комментариев нет

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>