Рецензия Рубэна Зиммераманна и Сюзан Лютер на книгу Энтони Тисельтона «Герменевтика»

Герменевтика – одна из последних изданных работ авторитетного ученого в области герменевтики, Энтони Чарльза Тисельтона. Тисельтон – почетный профессор богословия Ноттингемского университета. Его работы по герменевтике и теории интерпретации охватывают широкий круг тем и вопросов. После работ: «Два горизонта» (The Two Horizons), «Новозаветная герменевтика и философское описание» (New Testament Hermeneutics and Philosophical Description [1980]), «Новые горизонты в герменевтике» (New Horizons in Hermeneutics [1992]), «Познавая Бога и сущность постмодернизма» (Interpreting God and the Postmodern Self [1995]), «Перспектива герменевтики» (The Promise of Hermeneutics [1999]), «Тисельтон о герменевтике: собрание работ и новые эссе Энтони Тисельтона» (Thiselton on Hermeneutics: The Collected Works and New Essays of Anthony Thiselton [2006]), и «Герменевтика доктрины» (The Hermeneutics of Doctrine [2007]), новый учебник по герменевтике Тисельтона нужно воспринимать как труд, знаменующий собой важную веху в представлении всестороннего и полного введения в дисциплину.

Учебник можно назвать очень удачной попыткой сделать обзор основных методов и подходов в области герменевтики для студентов и широкого круга читателей. Книга охватывает период в две тысячи лет. Ее автор посвятил большую часть своей жизни исследованиям в области герменевтики, что говорит о бесспорной его компетентности в этой дисциплине. Учебник по герменевтике – это дидактический плод работы Тисельтона и впечатляющее вводное чтение для каждого, кто хочет разобраться в хитросплетениях многообразного и сложного предмета.

Учебник Тисельтона разделен на семнадцать глав. Первые две главы – вводные. Определение герменевтики Тисельтоном, а также отличие библейской герменевтики от философской, представлено в самом начале книги: «Герменевтика – это исследование того, как мы читаем, понимаем и анализируем тексты, особенно те, которые были написаны в другое время и в ином культурном контексте, отличающемся от нашего. Библейская герменевтика сосредоточена на исследовании того, как мы читаем, понимаем, применяем и реагируем на библейские тексты». Она подымает следующие вопросы: означают ли тексты Библии лишь то, что мы хотим, чтобы они означали? существуют ли универсальные нормы или критерии ответственного и обоснованного толкования Библии? Библейская герменевтика нацелена на изучение «действенных условий и критериев, ради того, чтобы дать надежное, обоснованное и продуктивное толкование». В первой главе предмет представлен как междисциплинарный. Он включает библейский, философский, литературный и лингвистический аспекты. Подчеркивая многоплановый характер герменевтики, и представляя различные герменевтические позиции, Тисельтон стремился показать читателю необходимость уважать иные точки зрения и аргументы, всесторонне познакомиться с изучаемым предметом и, в результате, критически оценить собственный подход к чтению текстов. Во второй главе говорится о влиянии личности и общества на толкование и предлагается в качестве примера традиционный метод библейской герменевтики, основанный на понимании привязки текста к определенному времени и месту, в противовес более поздним влияниям в герменевтической мысли – со стороны философии, общественных наук, а также теории литературы (например, «новой критики») и теории отклика читателей. Тисельтон упоминает несколько ученых, чтобы проиллюстрировать обсуждаемую теорию. Такое начало книги свидетельствует об убежденности автора в том, что герменевтика, как академическая и практическая дисциплина, многопланова и междисциплинарна.

В третьей главе автор обращается к притчам Иисуса, чтобы на их примере показать работу различных герменевтических методов. Проанализировав особенности притчей, такие как образность, метафоричность и понятность для читателя, а также их экзистенциальную сторону, автор вспоминает ряд методов толкования притчей. Например, строго исторический метод Юлихера (Jülicher), Додда (Dodd) и Иеремиаса (Jeremias), риторический метод и литературный анализ Амоса Уайлдера (Wilder), Роберта Фанка (Funk), Дэн Отто Виа (Otto Via), Джона Доминика Кроссана (Crossan) и Бернарда Б. Скотта (Scott), новая герменевтика Эрнста Фукса (Fuchs) и Герхарда Эбелинга (Ebeling), нарративный анализ Поля Рикера, теория читательского отклика Стенли Фиша (Fish), редакционный анализ Дж. Кингсбери (Kingsbury), семиотический метод Мэри Энн Толберт (Tolbert) и общее влияние постмодернистского мышления. Тисельтон приходит к выводу, что для толкования притч важно избегать принятия одного единственного метода толкования.

С четвертой по шестнадцатую главы Тисельтон придерживается исторической канвы обзора герменевтических подходов и четко расставляет приоритеты в пропорциональном распределении места для освещения развития герменевтики до девятнадцатого столетия (гл. 4 – 7) и герменевтики девятнадцатого и двадцатого столетий (гл. 8 – 16). Больше половины книги посвящено новейшим открытиям в герменевтике; истоки и ранние тенденции развития этой дисциплины отмечаются довольно кратким поверхностным анализом.

В четвертой главе Тисельтон делает обзор герменевтического наследия древности. Вначале ученый исследует корни герменевтики в раввинской традиции и знакомит читателя с такими методами, как мидраш и пешер, а также аллегорическим и символическим толкованиями. Все эти методы были впоследствии унаследованы христианством. Затем делается обзор методов толкования греко-говорящего еврейского общества (напр., LXX, Филона и Иосифа Флавия, литературы мудрости и апокалиптической литературы); упоминаются и греческие корни толкования, особенно в стоической философской традиции, с особенным акцентом на развитии и оценке метода аллегорического толкования. Четвертая глава показывает, что истоки ранее обсуждаемых герменевтических методов можно отнести к подходам, возникшим в древности.

В следующей главе рассматриваются методы толкования в самой Библии, а также методы, популярные во втором столетии. Трудные вопросы относительно методов толкования в рамках Нового Завета освещаются в пятой главе. В посланиях апостола Павла и в Евангелиях, Ветхий Завет считался точкой отсчета событий, описанных в Новом Завете; Послание к Евреям, Первое Послание Петра и Откровение ссылаются на Ветхий Завет и цитируют его для предварительного понимания новозаветных событий. Например, относительно 1 Пет. 1, 18: «Понимание спасения из Египетского рабства в Ветхом Завете служит предварительным пониманием спасения во Христе». Еще одна новозаветная модель, которую Тисельтон рассматривает детально и осторожно, чтобы избежать непонимания в ее определении и применении, – допустимость аллегорического и типологического толкования Ветхого Завета. После такого обзора методов толкования в рамках раннехристианской канонической литературы следует беглое ознакомление с ранними методами толкования Нового Завета Маркионом, гностическими писателями, Иринеем, Иустином Мучеником, Аристидом, Игнатием Антиохийским и Климентом Александрийским. В пятой главе Тисельтон показывает, что в христианстве с его первых дней сосуществовал широкий спектр герменевтических методов, и все эти методы были приемлемыми в разрешении конкретных ситуационных и богословских вопросов.

Шестая глава охватывает историю библейской герменевтики от третьего до тринадцатого столетий. Начиная с богословов латинского Запада – Ипполита, Тертуллиана, Амвросия и Иеронима, которые разработали собственные методы, переплетающиеся с апологетическими и богословско-догматическими вопросами, возникшими по причине неверного толкования Библии еретиками, автор противопоставляет александрийских богословов (Оригена, Афанасия, Дидима и Кирилла) антиохийской школе Диодора (Теодор, Иоанн Златоуст и Феодорит Блаженный), которые противопоставляли аллегорическое толкование историческому, или буквальному толкованию текста. Дальше Тисельтон говорит об Августине и Григории Великом, что приводит читателя к герменевтике средневековья; упоминаются некоторые центральные фигуры того периода (напр., Бернард Клервосский, Гуго Сен-Викторский, Петр Ломбардский, Фома Аквинский). Упоминание о каждом герменевтическом методе содержит ссылку на биографические данные, включенные в полное собрание сочинений соответствующих богословов, а также освещен исторический контекст и приведены примеры богословских дебатов того времени, а также каждому методу дана оценка относительно его эвристической пользы и важности. Обширные цитаты из оригинальных текстов, например, из Оригена «О началах» (De principiis), и ссылки на греческую терминологию (в транскрипции) придают особый вес аргументации автора и предлагают читателю возможность многогранного и глубокого проникновения в суть дискуссии.

Седьмая глава рассматривает герменевтику времен Реформации, Просвещения и зарождения библейской критики. В контексте Реформации обсуждаются такие фигуры как Уиклиф, Лютер, Меланхтон, Тиндейл и Кальвин. Протестантская ортодоксия, представленная Ньюменом (Newman), Флациусом Иллирийским (Flacius Illyricus), Христианом Вольфом (Christian Wolff) и И. Хладениусом (Chladenius), рассматривается на фоне пиетистского взгляда Шпенера (Spener), Франке (Francke), Бенгеля (Bengel) и др. Общая картина развития мысли Просвещения представлена со ссылкой на конкретных мыслителей, таких как Кант, Гоббс, деисты и Юм; Землер (Semler), Эрнести (Ernesti), Михаэлис (Michaelis), Лессинг (Lessing), Эйхгорн (Eichhorn), Гризбах (Griesbach) и Габлер (Gabler) упомянуты в связи с их вкладом в развитие библейской критики; девятнадцатое столетие представлено такими именами как Де Ветте (de Wette), Лахман (Lachmann), Хенгстенберг (Hengstenberg), Штраус (Strauss), Баур (Baur), Джоветт (Jowett), Гор (Gore), Велльхаузен (Wellhausen), Уэсткотт (Westcott), Лайтфут (Lightfoot) и Хорт (Hort). Множество точек зрения в достаточной мере демонстрирует разнообразие и плюрализм методов и подходов, особенно в период развивающейся образованности восемнадцатого и девятнадцатого столетий, и их влияние на толкование Библии до сегодняшнего дня. Там, где дана краткая и неполная информация, и где она не соответствует уровню влияния данного богослова в области герменевтики, Тисельтон ссылается на свои предыдущие работы (в отношении Лютера, например, на работу «Новые горизонты в герменевтике») или на дополнительную литературу, с целью восполнить изъяны краткости презентации. Тисельтон неоднократно проводит параллели между основными и второстепенными представителями метода и прослеживает историческое развитие герменевтической науки. Таким образом, несмотря на ограничения, диктуемые форматом исследования, он показывает полную и дифференцированную общую картину исторической и богословской ситуации того времени.

Главы с восьмой по двенадцатую рассматривают герменевтические взгляды каждого богослова в отдельности, всякий раз беря во внимание степень влияния, детали, научную деятельность и основные работы обсуждаемого богослова, с целью сосредоточить внимание на новаторском потенциале его вклада, после чего дается критическая оценка. Тисельтон знакомит читателя с герменевтической программой Шлейермахера, Дильтея (гл. 8) и Бультмана (гл. 9), а также с некоторыми герменевтическими методами середины двадцатого столетия, например, с герменевтикой Барта, новой герменевтикой Фукса и Эбелинга, структурализмом, постструктурализмом и семантикой Барра (гл. 10); на фоне этих богословских, герменевтических методов философы Гадамер (гл. 11) и Рикер (гл. 12) представлены как «два наиболее значимых теоретика герменевтики двадцатого столетия».

Последующие главы раскрывают несколько важных герменевтических тенденций двадцатого столетия: тринадцатая глава посвящена герменевтике богословия освобождения и постколониальной герменевтике, четырнадцатая глава – феминистской и вуманистской герменевтике, пятнадцатая глава – теории читательского отклика и восприятия. Описание каждого герменевтического метода снабжено обширными цитатами из оригинальных работ, приводятся ссылки на него, указаны основные понятия и разработки основных представителей, а также рассмотрены исторический и социальный контексты. Оценка значимости подхода для библейского толкования подводит итог каждого полного и тщательного обзора.

В шестнадцатой главе учебника обсуждаются современные герменевтические методы, и читатель сталкивается с вопросом совместимости постмодернизма и христианской веры. Учитывая позиции европейского и американского постмодернизма согласно Жака Дерриды (и Ролана Барта), Жана-Франсуа Лиотара (и Жана Бодрийяра), Мишеля Фуко и Ричарда Рорти (и Стэнли Фиша), Тисельтон рассуждает о том, могут ли постмодернистские методы быть полезными в библейской герменевтической науке, и приходит к выводу, что «некоторые их идеи имеют положительное значение для христианской веры, в то время как другие темы и подходы не только ошибочны, но соблазнительны и губительны». Из последних он особенно выделяет постмодернистское предположение о неопределенности значения и работу Лиотара о распрях (the differend), в которой утверждается невозможность замалчивания смысла плюриформизма и отвергаются призывы к универсальной легализации и власти. Постмодернистская релятивизация позитивизма и рационализма, напротив, весьма приветствуется. Таким образом, библейской герменевтике «в некоторых ограниченных отношениях хорошо служит постмодернизм, но он становится неприемлемым в свете других отношений».

В последней главе Тисельтон приносит свои извинения: из-за чрезмерной краткости некоторые темы пришлось раскрывать в контексте вступительной части учебника, ими нельзя пренебрегать. Недостаточность внимания к божественной силе и авторитету Писания и возрождению аллегории в герменевтике компенсируется призывом к многообразному подходу и множеству методов в истолковании Библии. В отношении новейших достижений в лингвистике и прагматике, Тисельтон утверждает, что они были «слишком скороспелыми, чтобы во всех подробностях включить их в учебник». Выбор обсуждаемых точек зрения оправдан ссылкой на то, что отбор был сделан решительно с целью получения удобочитаемого учебника. Не имеет значения, разделяет ли постмодернистский читатель учебника Тисельтона точку зрения автора относительно нелестной оценки последних исследований в библейской герменевтике, рамками вводного учебника гарантируется краткий обзор последних. Введение – это знаковая работа по всестороннему и тщательному составлению и презентации характерных точек зрения, их развития и учреждения в богословии. Подсказки относительно результатов исследований последних лет могут пробудить личный интерес читателя к этим методам.

Помимо мастерского способа изложения сложного предмета и умения охватить широкий спектр продуктивных герменевтических идей, раскрывается еще одна сильная сторона новой книги Тисельтона в ее связи как с оригинальными текстами, так и с вспомогательной литературой. Хотя оригинальные тексты широко цитируются в контексте построения и изложения герменевтической идеи автора, в обсуждение и критику также включены разные мнения из вспомогательной литературы (последние публикации, однако, довольно часто датируются, как минимум, 90-ми годами ХХ столетия). В конце каждой главы учебника Тисельтон добавляет раздел дополнительной литературы для дальнейшего глубокого исследования.

Основная задача учебника Тисельтона – не изложить собственную герменевтическую теорию, а скорее заинтересовать читателя наличием широкого диапазона разных методов и дать ему возможность их понять и оценить. Однако идея библейской герменевтики Тисельтона играет доминирующую роль, и этим учебник характерным образом отвечает на основной вопрос библейской герменевтики относительно норм, условий и критериев ответственного толкования Писания. Тисельтон неоднократно подчеркивает (косвенно в структуре книги и явно в своих комментариях) значение многопланового подхода и разнообразия методов в процессе зарождения смысла. Учебник побуждает читателей принять участие в вековой дискуссии и определить собственную точку зрения в отношении ответственного обращения с библейскими текстами. Предположение, что тексты имеют значение, не обсуждается; внимание обращено, скорее, на способ достижения понимания текста.

В заключении остается подчеркнуть, что подробный, широкомасштабный исторический обзор библейской герменевтики Тисельтоном – это важный вклад в учение о библейской и богословской герменевтике и давно ожидаемый труд.

Рубэн Зиммерманн (Zimmermann) и Сьюзан Лютер (Luther)

Майнцский университет Иоганна Гутенберга, Германия


Комментарии

Выпуск №7. (03/03/2015) — Комментариев нет

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>